Дрон на водородном топливе – будущее, или промежуточная форма эволюции?

Беспилотным мультикоптером сегодня никого не удивишь. Но есть одно НО - время полета. Увы, оно ограничено ёмкостью аккумуляторов. Больше ёмкость - больше вес – меньше полезная нагрузка.

Выхода два: 1) ждем, пока появятся сверхмощные аккумуляторы; 2) используем в качестве источника энергии что нибудь другое (это что нибудь другое – топливные элементы, работающие на водороде).

Идея использовать водородные топливные элементы в авиации не нова. Первый пилотируемый самолет с водородной силовой установкой на 20 кВт взлетел еще в 2008 году. Это был совместный проект фирмы Boeing и группы европейских компаний.

Сегодня беспилотные летательные аппараты на топливных элементах разрабатываются компаниями Великобритании, США, Израиля и Сингапура.

Давайте рассмотрим несколько интересных разработок.

Технологический стартап из Калифорнии FlightWave Aerospace Systems Inc, специализирующийся на беспилотных воздушных аппаратах, представил мультикоптер Jupiter-H2 , работающий на водородном топливе.


Jupi…

Кризис стартапов – правда и вымысел.

В настоящее время на всём постсоветском пространстве говорят о кризисе ІТ стартапов. Насколько это соответствует действительности, и правда ли то, что в Европе стартап продать невозможно?

Почитайте фрагмент интересного интервью, который дал Аркадий Морейнис (не последний человек в российском интернет-бизнесе) порталу theRunet.

Биографическая справка:

Аркадий Морейнис. Родился в Москве в 1963 году. Окончил факультет ВМиК МГУ им. М.В.Ломоносова. Работал научным сотрудником в МГУ. В начале девяностых создал компанию Macsimum, занимался торговлей техникой Apple. Создал первую бесплатную электронную почту Extranet и каталог цен «Автодром». В 1997 году основал Price.ru, после продажи которого до 2009 года работал директором по разработке и развитию проектов «Рамблер Медиа». С 2010 года — бизнес-ангел.

Аркадий Морейнис о кризисе стартапов. Блог Стартап Ньюс.

- В конце «нулевых» годов в Рунете возник бум стартапов. Был ли, собственно, у нас такой пузырь?

- Был, конечно. На самом деле этот пузырь «условно 2010 года» — это некий отзвук американского краха доткомов начала 2000-х. Вообще считается, что разница между нами и Америкой - в переходе тенденций в интернет-рынке — это-то 5-7 лет. По крайней мере, в то время было так. Сейчас это уже, естественно, сокращается. То есть, до нас это докатилось где-то в 2005 году. Кто-то ещё пытался делать стартапы и в 2005, и в 2007, но в 2008 наступил кризис. Если бы кризиса 2008 года не было, у нас пузырь надулся бы ещё тогда. Причём, не надо забывать, что кризис доткомов и кризис стартапов — это чуть-чуть разные вещи. Кризис стартапов — это когда каждый наивный юноша считает себя Цукербергом. А кризис доткомов — это когда ты, в принципе, умный, нормальный чувак, действительно можешь сделать проект, но только ты почему-то считаешь, что он улетит в космос.

Иными словами, кризис стартапов — это опускание кризиса доткомов до уровня детского сада. Если доткомами занимались люди, которые хоть что-то могли сделать (просто были неадекватные и необъективные оценки того, сколько можешь стоить), то стартапы — это когда ещё и делать не могут.

- Ну, доткомы активно накачивались инвесторскими деньгами...

- Чем отличается пузырь «дотком» или «дотру» от пузыря стартаперского? В первом случае никто не строил акселераторов и инкубаторов. Просто из гаражей появлялись ребята с проектами и они уже начинали рассказывать перспективы. А пузырь стартапов — это как раз «а давайте везде построим акселераторы и инкубаторы, наберём туда кого-нибудь, они там пройдут нашу акселерацию-инкубацию, и на выходе мы получим Цукербергов и Дуровых». Это разные вещи. Но я понял на своём опыте, что в России этот подход не работает. Причём он не работает не потому, что у нас люди глупые. Он не работает, в первую очередь, по экономическим причинам.

Америка в этом смысле — уникальная страна. Там есть рынок покупателей стартапов. То есть, как ни смешно, основные деньги на стартап-рынке делаются на продаже стартапов, а не на зарабатывании денег на них. И на американском рынке есть покупатель. У этого есть три причины. Во-первых, в Америке есть пенсионные фонды, в которых, я бы сказал, очень много денег, и которые обязаны их инвестировать. Во-вторых, в Америке есть развитый фондовый рынок, в котором акции в компании получают потребительскую стоимость, то есть, не оценку аудитора из серии «у тебя там EBITDA в этом году столько-то, поэтому мы умножим на индустриальный мультипликатор 3 икс, и вот твоя оценка, и больше мы тебе не дадим». А там — нет. Там фондовый рынок, акции, ля-ля, жу-жу.

И если мы видим там коэффициент P/E (Price/Earnings, сколько стоит акция по отношению к тому, сколько дивидендов она приносит в год — прим. theRunet), равный 200, это нормально. То есть я должен держать эти акции 200 лет, чтобы отбить дивидендами сумму, которую я могу заработать, просто продав эту бумажку. Всё. Пример: Amazon.com, один из крупнейших мировых ритейлеров. Но мы же понимаем, что он плюс-минус не прибылен, плюс-минус 40 миллионов долларов в ту или иную сторону в год при амазоновских оборотах - это ни о чём. То есть, "Амазон"- плюс-минус в нуле. Но его акции растут.


А третья причина, может она и смешная, что американцы более ленивы. Грубо говоря, если ты компания и ты задумал некое новое направление — проще пойти и купить какую-нибудь другую компанию, которая уже делает это, и пусть эти молодые ребята это и делают. Причём я не говорю, что это плохо. Это нормальный такой вот капиталистический подход. Давайте пусть кто-нибудь будет работать и делать это, а мы будем это всё соединять.

У нас — нет. У нас если компания решила что-то сделать, «мы сейчас найдём самых талантливых инженеров, мы убьёмся все в этой «переговорке» ближайший год ночами и днями, но мы сами сделаем это, потому что мы — пионер, всем ребятам пример». Классическая ситуация: стартап приходит в некую большую компанию, на них смотрит некий менеджер и говорит: «Это мы и сами сделаем, у нас программистов полторы тысячи, сейчас мы выделим 5 программистов, и за полгода всё это же сделаем, зачем вы нам нужны?»

Мне кажется, что эти три специфики и отличают американский рынок: пенсионные фонды, фондовый рынок и леность. И поэтому стартапы растут. Им главное не зарабатывать деньги, а чтобы их стоимость выросла, чтобы они были известнее, мощнее, круче, чтобы их купили за большие деньги. У нас ситуация другая. Причём, как ни странно, эта ситуация характерна, наверное, для всего мира, кроме США. В Европе, с точки зрения стартап-рынка, та же самая выжженная земля, как и в России, ничем не отличается. Там те же самые бедные стартаперы бегают, ищут, кому бы продаться, а их никто не покупает.


Это я к тому, что для меня лично этот стартаперский пузырь закончился. Я понял, я осознал. Причём, я не говорю, что всё плохо и всё пропало. Один из проектов, в который я инвестировал, как раз в этом периоде — «Подорожники». Месяц назад их купила европейская компания. Есть ещё несколько проектов, которые живут и развиваются. То есть, определённые результаты есть. Таким путём можно двигаться, но он недостаточно эффективный по КПД, он очень стрёмный с точки зрения планирования, это как в казино играть. Выиграешь, потеряешь. Скорее всего, потеряешь, но кому-то и джек-пот сваливается. Если, всё таки, строить индустрию, а не играть в казино, то подходы надо делать более технологичными, «алгоритмизуемыми».

И поэтому как раз я и перешёл на «тёмную сторону». И теперь я не белый и пушистый бизнес-ангел, а скорее - падший ангел, бизнес-дьявол. Я теперь рассматриваю проекты с одной простой точки зрения: можно ли на них зарабатывать деньги? Всё, давайте забудем про «продаться». Не исключено, что кто-то придёт и предложит купить, я отказываться не буду. Но на этом нельзя строить расчёты. Поэтому я пришёл к такому прагматичному и циничному подходу: надо просто искать нормальных ребят, которые действительно хотят что-то делать. Надо просто вправлять мозги в одну простую сторону — ребята, давайте зарабатывать деньги.

- В России уже несколько лет строится собственная Силиконовая Долина. Вам, как человеку, который активно работает на венчурном рынке, нужна какая-то помощь от государства?

- Она бы не помешала, безусловно. На самом деле, если мы посмотрим на историю американской Силиконовой Долины, то она вообще-то построена на государственные деньги. Не напрямую, конечно. Государство не пришло и не сказало - «вот тебе, стартапер, в зубы деньги, строй себе гараж». Оно, государство, разместило заказы, в том числе и военные. А также некие инвестиции в инфраструктуру. В этом смысле я понимаю, что да, конечно, помощь государства в принципе никогда не бесполезна. Весь вопрос — чем она сопровождается, в какой форме даётся и чего от неё ожидается. Здесь на такой вопрос ответить из серии «да/нет» невозможно. Дело как раз в деталях.

Все пытаются смотреть только на верхушку айсберга: «Ой, Сколково построили! Сколько денег зарыли!» Вообще говоря, под всем этим есть одна очень простая вещь. Мы же понимаем, что государство в целом — это тоже компания. Она живёт, зарабатывая на чём-то. То есть, если ты как страна ни на чём не зарабатываешь, ты умираешь с голоду, а с тобой и всё твоё население.


Сейчас мы реально зарабатываем на нефти и газе, и вообще говоря, вопрос о том, а есть ли у нас альтернативы — это очень хороший вопрос. Это действительно глобальный вопрос — на чём вообще Россия может глобально зарабатывать деньги. В чём специфика России?

Например, Китай. Китайцев много, труд дешёвый, поэтому давайте будем зарабатывать на потогонных фабриках. Соберём 10 тысяч китайцев, и они будут упорно строчить, собирать, и так далее. Сейчас, правда, Китай тоже начал обращать внимание на технологии. А в России? В России даже этого китайского подхода не получится. Если мы соберём тысячу русских и попытаемся их заставить упорно ежедневно что-то строчить, то на выходе мы всё равно получим какую-нибудь фигню.

Опять же, если мы посмотрим вообще на Юго-Восточную Азию, Гонконг, Сингапур, Корею — они поставили перед собой цель: мы, в конечном итоге, всё таки будем зарабатывать на технологиях. Вначале брали чужое, лицензировали, копировали. Сначала криво, потом косо. Вспомните в каком-нибудь 97-м году корейскую машину. Они были. Но это же была машина уровня российского автопрома. Сейчас корейские машины — это корейские машины. А Samsung из какой страны?

- Если посмотреть на карту, то Корея — она такая маленькая и сбоку. Может, у неё выбора другого нет?

Нет. От размера здесь не зависит. Правильно сказали: выбора нет. У Кореи нет нефти и выбора у неё нет, поэтому надо что-то делать. А в России до сих пор есть и нефть, и газ. Но я повторюсь ещё раз - рано или поздно все равно придётся делать что-то технологическое...

- Ваш первый проект «Price.ru» можно было назвать «Стартапом»?

От слова Стартап меня уже тошнит, потому что сейчас , в большинстве случаев, люди под стартапами понимают не совсем то. Это не просто новый бизнес. Стартап создается в условиях неопределенности, то есть, ты еще не знаешь, что ты будешь продавать и кому это нужно. Есть только гипотеза, которая либо оправдается или нет, либо она трансформируется еще во что-то. Но гипотеза есть.

А новый бизнес предполагает наличие уже установившейся и известной бизнес-модели. И потому нужно только просчитать нишу, которую этот бизнес займет. Напрмер, новый ресторан. Нужен ли он в каком-то конкретном районе города, или жители предпочтут просто пивной ларек?

Стартап становится новым бизнесом в тот момент, когда гипотеза в одной из своих реинкарнаций цепляется за какую-то модель и ты видишь, что именно здесь можно заработать деньги. Вот тут и надо копать дальше.

- Почему Вы продали Price.ru и ушли из Рамблера? У Вас появился выбор?

Я, наверное, цинично подошел к этому вопросу. Если начинаешь делать какой-то проект, то вероятность успеха – 10%. Если это уже не первый проект, то за счет опыта и связей можно добавить еще 5%. Срок реализации проекта – 3-5 лет. Не получилось – 5 лет в топку! Поэтому я подумал, что для того, чтобы сбой был минимальный, надо запустить 10 проектов и один из них выстрелит. Но ты один, при всем желании, не сможет запустить даже 2 проекта. К сожалению, многие стартаперы этого не понимают. Если запустить сразу много проектов, то ты либо все их будешь делать плохо, либо через пару месяцев просто «дашь дуба».

Таким образом, надо подобрать 10 команд, у которых такой проект будет единственным, а самому курировать их, помогая опытом, связями, «волшебными пенделями», деньгами, которые ты раньше заработал и т.д. На самом деле это и есть работа инвестора - бизнес-ангела со стартапами.

У меня это и есть бизнес-модель, которую я сейчас и реализую.

STARTUP NEWS по материалам портала theRunet

_________________________________________________________________________________

Если Вам понравилась заметка, нажмите на кнопочку «Нравится»!



Рекомендуем почитать:



      Если Вы хотите подписаться на обновления блога, отправьте заявочку в форме ниже.
      При появлении новой статьи Вы узнаете об этом первым :) 

      Ваше имя: *
      Ваш e-mail: *

      Комментарии

      Подпишитесь на обновления блога и Вы узнаете много интересного!
      ___________________________________________________________________________________